возвращение-в-новую-жизнь
- ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

ВОЗВРАЩЕНИЕ В НОВУЮ ЖИЗНЬ

ВОЗВРАЩЕНИЕ В НОВУЮ ЖИЗНЬ.

Это удивительная история из жизни одной молодой девушки. Которой в жизни пришлось пройти через многое. Она испытала на своем жизненном пути: и горе, и предательство. Пройдя все невзгоды, она добилась возвращения в новую жизнь. Возвращение в новую жизнь было для нее счастливым.

– Ну, вот Наденька, осталась ты одна. Как дальше жить – то думаешь?

Работать пойдешь или учиться будешь продолжать?

Надежда сидела на диване, и прижимала к груди портрет матери, приговаривая:

– Мама, мамочка! Как же мне теперь будет плохо без тебя.

 

                                                                  ***

 

Горе постигшее Надежду несравнимо ни с чем. Эта беда пришла внезапно.

Три дня назад Евдокия Петровна вместе с дочерью Надей строили планы.

В одно мгновение все оборвалось. Человек пошел на работу и не вернулся.

Несчастный случай оборвал жизнь этой веселой, жизнерадостной, женщины.

 

                                                                       ***

 

Надя осталась одна в этом большом мире. Как молодой девушке пережить это горе.

Она окаменела, она застыла…

– Наденька, ты поплачь, поплачь, – тебе легче станет. Ну, ты не молчи девонька!

Сидишь! Смотришь на портрет Петровны, а сама ровно камень.

Ты поплачь, поплачь, сердечко – то и оттает – причитала соседка Мария Егоровна.

– Тетя Маша, вы идите домой. Спасибо, вам за все! Я одна побыть хочу….

– Ну, оставайся с Богом! А ежели, что приходи ко мне.

Надя подошла к столу, налила большой фужер водки, долго смотрела на него, раздумывала пить или не пить.

– Все говорят, легче станет…. Но мне теперь легко не будет. Пусть будет, что будет.

 

                                                                     ***

 

Теперь оставшись в квартире одна, она начала новую жизнь. Появились новые друзья, подруги, потом кавалеры, величавшие себя операторами, репортерами, богемой, они день-деньской промышляли в комиссионках и у магазина “Березка”

 

Постоянно из квартиры Маркеловых слышалась западная музыка, по ночам хриплый лай магнитофона, оголтелое топанье, шум. Пьянки, гулянки затягивались на неделю. Одни приходили, другие уходили. Квартира превратилась в общежитие.

 

Надя пропускала занятия в институте, а вскоре за прогулы, аморальное поведение ее отчислили.

Соседи говорили девушке, что она катится по наклонной. Надя махала рукой и говорила:

– Вам какое дело, как я живу?!

А подружки в такт ее слов твердили:

У человека горе.

Она давно это горе залила вином – возмущались соседки. Которые последнее время, все чаще стали жаловаться на нее, участковому, чтобы тот принял меры.

 

возвращение в новую жизнь

Надя чувствовала и сама, что все это добром не кончится, надо было бы устроиться на работу. Участковый уже не раз ее предупреждал об этом.

Постепенно гулянки, стали затихать, она вынесла из квартиры: ковры, телевизор, магнитофон, холодильник, а потом….

А потом когда очередь дошла до вещей матери, Надя села на диван и зарыдала.

На помощь пришел друг Стас.

– Надя, знаю, тебе нужны деньги. Хочешь подзаработать?

– Что надо сделать? – спросила девушка.

– Ничего сложного! Просто передать конверт.

– И все?!

– И все!

– Кому? Где?

– У магазина “Березка” молодому парню. Подробности объясню при встрече.

 

                                                                    ***

 

Надя лежала на жестком топчане между окном и печкой.

В каморке всегда было холодно, хозяйка жалела дрова, топила плохо.

Сильные метели и вьюги выдували все тепло.

В соседней комнате храпела хозяйка.

Захотелось курить.

На подоконнике лежали сигареты, спички. Надежда встала, прошла по холодному полу, нащупала в темноте пачку с сигаретами и спички.

Она курила и думала обо всем сразу: о том, что будет завтра, и том, что теперь она будет жить в этой глуши, что жизнь ее кончена и в этом, что с ней случилось, она виновата сама.

Вспомнила, как они с мамой готовились к выпускному балу, потом поступление в институт, учеба, как радовалась мама, что ее дочь будет врачом, будет лечить детей.

Как давно это было! Неужели прошло пять лет? С того дня, когда я передала этот злосчастный конверт в котором были доллары.

возвращение в новую жизнь

…. Когда по решению суда ее выслали на сто первый километр, она не сразу осознала, что произошло.

Ей казалось, что продолжается какая – то затянувшиеся шутка.

Вот сейчас она проснется в своей квартире, жизнь опять станет легкой, веселой….

Нет, этого не будет. И возвращение к новой жизни ждать придется долго.

 

Надежда вернулась на топчан, закрыла глаза. Надо спать. Утром вставать в пять, пока дойду пешком до райцентра, чтобы отметится в райотделе милиции, потом обратно десять километров на работу.

 

                                                                     ***

 

Надя работала санитаркой – поселковой больнице в детском отделении.

 

Больница была очень старая, отопление было печное. Санитарки по очереди приходили раньше, растапливали эти дымящиеся печи.

 

Работы было непочатый край: мытье грязных полов, ворох белья, детские крики, плачи от которых у нее постоянно болела голова.

 

Она возвращалась после смены в клетушку, которую снимала и, едва сбросив пальто валилась на топчан, засыпая мертвым сном. И ей постоянно снился один и тот же сон, как она возвращается в новую жизнь.

 

На работе Надежду считали самой не трудолюбивой, непутевой, одним словом – лодырь и неумеха.

Она не могла научиться топить печи – то рано закроет вьюшку, то вообще оставит открытой и все тепло уйдет….

 

Санитарки жаловались на нее заведующей отделением Ольге Львовне.

Ольга Львовна хмурилась, но молчала.

“ Пусть выгоняют! – угрюмо думала Надежда. Хуже чем есть уже не будет! А мне в этой ссылке еще два года осталось жить, как – нибудь потерплю”

И вот однажды случилась эта история.

В больницу привезли восьмимесячную девочку.

Органы соц. защиты отобрали ребенка у матери алкоголички.

Ольга Львовна осмотрела ребенка. Выписала назначения, позвала Надежду.

– Надя, я ознакомилась с твоими документами, ты училась медицинском, поэтому поручаю ее тебе, – сказала она и, передав ей с рук на руки маленькое горячее тельце, продолжила обход больных.

Надежда стояла в замешательстве.

Ребенок был так истощен, а все тело покрыто болячками, и ожогами от сигарет к нему было страшно прикоснуться. И вдруг девочка зашевелилась, заплакала. На Надежду из-под покрасневших опухших век глянули светлые, робкие, недетские,

измученные глазки.

У Надежды сжалось и дрогнуло сердце.

 

                                                                ***

 

Теперь она задерживалась в больнице допоздна, утром прибегала за час до смены, чтобы побольше побыть с Дашей.

Умывала ее, кормила, ходила с ней на прогулку.

Заниматься одной Дашей было неловко, и Надя волей – неволей старалась, чтобы все дети были накормлены, ухожены.

Ольга Львовна редко улыбалась и никогда не хвалила, но Надя чувствовала: она все замечает.

А через месяц случилось чудо – в приемной вывесили приказ: “Объявить благодарность за хорошую работу санитарке Маркеловой Н. А”

Надя долго стояла, перечитывала приказ, это была первая трудовая благодарность, заработанная ею в ее новой жизни.

Под вечер, когда все разошлись, она вынесла Дашу в приемную, остановилась с ней у приказа.

– Вот смотри Дарья! Девочка весело загукала. – Эх, ничего – то ты не понимаешь, – сказала Надежда, уклоняясь от цепких пальчиков, хватающих ее за волосы. Ведь этот приказ в несколько строчек дал мне надежду на возвращение в новую жизнь.

Через два месяца девочка была здорова и готова к выписке.

Надежда очень переживала, что девочку отдадут в дом малютки, так как ее нерадивую мамашу лишили родительских прав.

И тогда она решила поговорить с Ольгой Львовной

– Ольга Львовна не оформляйте документы на выписку Даши. Пусть еще девочка побудет у нас в больнице.

– Надя я тебя очень хорошо понимаю, ты очень привязалась к ней. Но я не могу ее вечно держать здесь.

– Я хочу удочерить Дарью. Но боюсь, что у меня сейчас ничего не получится. Мне еще два года отбывать в этой ссылке.

Ольге Львовне было жалко Надю и эту маленькую крошку.

– Надя, я постараюсь, что – нибудь придумать, – произнесла заведующая.

Через неделю в больнице заговорили о том, что Ольга Львовна подала документы на удочерение девочки.

Надя услышав эту новость расстроилась, но объясняться с Ольгой Львовной не пошла. Отпросившись пораньше с работы сославшись на головную боль, Надя пошла в райцентр к товарищу Васильеву, просить, чтобы ей разрешили переехать на новое место жительства в другой населенный пункт.

 

                                                                        ***

 

Возвратившись из райцентра она застала у себя в гостях Ольгу Львовну.

 

– Надя, я пришла с тобой поговорить. Ты должна меня выслушать и понять.

Тебе не разрешат удочерить Дашу. Причину ты знаешь сама, я не буду ее озвучивать. Ты можешь переехать жить ко мне, так будет хорошо нам обоим.

 

Моя работа отнимает много времени, а девочка еще маленькая, ей надо много внимания. Соглашайся Надя! Это самое лучшее, что я могла сделать для тебя и для Даши.

 

– Я согласна!

– Ну, вот и хорошо! Собирай вещи и переезжай ко мне.

Они подружились.

В домашней обстановке Ольга Львовна была совсем другой: доброй, отзывчивой, теплым и ласковым человеком.

 

Обе женщины с любовью заботились о маленькой девочке: купали, укладывали спать, а потом тихо включали телевизор, смотрели передачи, вязали детские вещи для Даши.

 

Однажды Ольгу Львовну вызвали в райцентр, там, в инфекционное отделение поступили четыре мальчика с диагнозом дизентерия.

 

Она стремительно и эффективно принялась за лечения больных детей.

Когда кризис миновал, она приехала в поселок.

Надя заметила, что Ольга Львовна не здорова.

Они уже собирались домой, когда внезапно грянула беда: у Ольги Львовны поднялась высокая температура, лихорадка, рвота.

Надя не отходила от больной

– Надя, тихим, слабым голосом, – проговорила Ольга Львовна, – дома в тумбочке в шкатулке найдешь деньги и кое – какие украшения, – тебе с Дашей хватит на первое время и еще там ключ от моей квартиры в Ленинграде и адрес в записной книжке.

Как только кончится, срок ссылки уезжай с Дашей, из этой глуши. Наденька, возвращайся в новую жизнь. Только не к той, из – за которой ты сюда попала. Обещай мне!

– Ольга Львовна, ну о чем вы говорите: какие ключи, какие деньги…  Какое возвращение в новую жизнь…

Вы поправитесь! Все будет хорошо! Вот тогда мы все вместе у поедем в Ленинград. Мне ведь в Москву после моей статьи дорога закрыта.

А ночью Ольга Львовна умерла.

Надя еще раз испытала, что такое потеря близкого человека. Что такое боль утраты.

 

                                                                         ***

 

Надя вернулась с кладбища. Зашла к соседям забрала Дашу.

Дома уложила девочку спать, долго сидела, смотрела в окно, думая о том, что теперь будет с Дашей.

Родных у Ольги Львовны не было. А ребенка с ней не оставят органы опеки.

Скрипнула дверь.

В комнату вошел Васильев.

Надя сразу поняла, что участковый их района принес не добрую весть, относительно Даши.

– Ребенка я не отдам! – громким голосом произнесла Надя. Никому не отдам! Слышите!

Я буду бороться.

И она боролась… Она боролась за возвращение в новую жизнь. За возвращение в новую жизнь, где их с Дашей ждало счастье.

И ей поверили….

Спустя два года Надя и Даша уехали в Ленинград.

Через год она поступила в мединститут, а после окончания, она работала педиатром, как Ольга Львовна и как мечтала мама.

 

Дорогие читатели, оставляйте комментарии к истории “Возвращение в новую жизнь” Поделитесь информацией с друзьями  соц. сетях. 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о